г. Красноярск, ул. Ленина, 127
т. 211-26-20
Музей РяузоваЛики городаИннокентий Смоктуновский

Иннокентий Михайлович Смоктуновский (28.03.1925 – 3.08.1994) — советский и российский актёр театра и кино, мастер художественного слова.  

Впервые вышел на театральную сцену в Красноярске. Самые яркие образы воплотил в театре, но широкому зрителю был известен, как первый интеллектуальный актер советского кино.

Родился в селе Татьяновка Томской губернии. Был вторым из шестерых детей в семье Михаила Петровича Смоктуновича и Анны Акимовны Махневой. Происхождение рода туманно: по свидетельству самого Иннокентия Михайловича его прадед - егерь Беловежской пущи Смоктунович однажды убил зубра и за это в 1861 году был сослан с семьей в Сибирь. Поляки, поднявшие восстание в 1863-м и тоже сосланные в Сибирь, к его родословной отношения не имели. Дед по матери, хозяин магазина, купец Аким Степанович Махнев был раскулачен в 1930 году и тогда же расстрелян. Отец Михаил Петрович Смоктунович – мельник, раскулачен, осужден и высла

В 1929 году семья Смоктуновичей, спасаясь от голода, покинула деревню. Не желая идти в колхоз, родители Иннокентия переехали сначала в Томск, затем в Красноярск, где жила родная сестра отца Надежда Петровна — в голодном 1932 году, не имея собственных детей, она взяла к себе на воспитание Иннокентия и его брата Владимира.    Кеша Смоктунович (слева) с братом Володей и тетей Надеждой Петровной Чернышенко 

В Красноярске Иннокентий Михайлович провел раннее детство и юность с 1932 по 1943 годы. Отец, Кеши Смоктуновича был одарён незаурядной физической силой, работал грузчиком в красноярском порту.

Биографы обычно отмечают бедственное финансовое положение семьи, из-за которого маленькому Кеше и его брату иной раз приходилось и приворовывать на базаре. Однако, сам он о детстве вспоминает так:

«Детство – пора неосознанного богатства золотого запаса времени, пора игр, драк, сборищ и шалостей на пыльных улицах сибирского города, беззаботно-веселого катания с горы на санях или лыжах до испарины, до приятного утомления. Детство неразумное, когда азарт набить карманы, пазухи ранетками из соседнего сада много выше спокойной возможности иметь все то же самое из своего. Детство бездумное, в чем-то сложное, но почти во всем бездумное, может быть, этим прекрасное, но и страшное…» «Днем учился: писал в тетрадях, листал книги, неосознанно, должно быть, готовился к жизни, которая впереди. После школы бегал купаться в мутной, прогорклой воде небольшой речушки Качи, которая, разливаясь в весенние паводки, покрывала собой всю полянку на старом базаре Красноярска, и наш дом на косогоре каким-то чудом превращался в «хижину на берегу», в которой легко проклевывались первые ростки смутных надежд и познаний. Что-то читал, что-то видел, много слышал, хотел узнать. Одно уходило и забывалось, другое оседало, оставляя след».

В шестом классе, он начал заниматься в школьном драмкружке (учился в школе №14), которым руководил актёр Синицын. Однако после первого же публичного представления «Предложения» А. П. Чехова, в котором Смоктуновский играл Ломова, он был из кружка изгнан (истерически захохотал, выйдя в первый раз на сцену, заразил смехом зрительный зал).

С началом Великой Отечественной войны Михаил Петрович Смоктунович был призван в армию, воевал в составе 637-го стрелкового полка и в августе 1942 года пропал без вести, как выяснилось позже, погиб. Когда отец ушёл на фронт, Смоктуновскому пришлось помогать семье: он учился в фельдшерско-акушерском училище, затем перешёл на курсы киномехаников, по окончании которых, в 1942 году, работал в размещённой в Красноярске воинской части и госпитале при ней. В том же году в 14 лет Иннокентий впервые попал в театр —поступил статистом в Красноярский драматический. Много лет спустя актёр признался в одном из своих интервью, что научился подделывать театральные билеты: покупать билеты каждый день не было никакой возможности, а жить без театра он уже не мог. 

В январе 1943 года Смоктуновский был направлен в Киевское пехотное училище, находившееся в то время в Ачинске. После окончания училища, в августе, он был отправлен на фронт, на пополнение 75-й гвардейской стрелковой дивизии. В составе 212-го гвардейского полка этой дивизии он участвовал в боях на Курской дуге, при форсировании Днепра, в операции по освобождению Киева. За то, что под огнём противника вброд через Днепр доставлял боевые донесения в штаб 75-й дивизии, был награждён первой медалью «За отвагу». Но эту медаль Смоктуновский получит лишь через 49 лет, на сцене Художественного театра, после спектакля «Кабала святош».

В декабре 1943 года под Киевом Смоктуновский попал в плен, месяц провёл в лагерях для военнопленных в Житомире, Шепетовке, Бердичеве. История плена и спасения будущего актера – череда счастливых случайностей, которые привели к тому, что он остался жив – когда Смоктуновский после побега из лагеря сидел под мостом сидел, то его чудом не заметил проходивший над ним немецкий солдат….7 января 1944 года его обессиленного и израненного нашла и в течение месяца его укрывала в своём доме бесстрашная украинская семья. В том же доме он познакомился с заместителем командира партизанского отряда Каменец-Подольского соединения, в который и вступил в феврале 1944 года. В мае партизанский отряд объединился с 318-м гвардейским стрелковым полком 102-й гвардейской стрелковой дивизии; с этим полком, в должности командира отделения роты автоматчиков, младший сержант Смоктунович принимал участие в боях по освобождению Варшавы, был награждён второй медалью «За отвагу» и закончил войну в Гревесмюлене.

Память о войне – самое главное, что он пронес через всю свою жизнь, говорят, что игра актера позволяла ему спрятаться за масками ролей от самого себя и своих воспоминаний. По его воспоминаниям, он как будто бы чувствовал, что судьба хранила его для чего-то большего.

Демобилизовавшись в октябре 1945 года, Иннокентий Смоктуновский вернулся в Красноярск; не имея ни ясной цели, ни поддержки, поначалу он намеревался поступить в Лесотехнический институт, но старый приятель по школьному драмкружку сообщил, что местный театр организовал студию: «Будем вести лёгкую, приятную, весёлую, беззаботную жизнь». Через тридцать лет, в зените славы, Смоктуновский скажет: «Было в моей жизни много всякого: и плохого и прекрасного. Одного только не было и, наверное, никогда не будет — лёгкости и беззаботности».

Факт пребывания в немецком плену отозвался в послевоенные годы: как «неблагонадёжный», он получил «минус 39» — запрет на проживание в 39 крупнейших городах. После недолгой учёбы в студии при Красноярском драматическом театре им. А. С. Пушкина (1945—1946) был зачислен во вспомогательный состав труппы с окладом 200 рублей. Он сыграл всего девять ролей и уволился, не дождавшись окончания театрального сезона. Устроился в труппу норильского театра:  «Поехал потому, - пояснял впоследствии Иннокентий Михайлович, - что дальше него меня, бывшего военнопленного, никуда не могли сослать - разве что на Северный полюс... Вот я и решил затеряться в Норильске, девятом круге сталинского ада, среди ссыльных и лагерей… Но меня и из Норильска хотели выставить - непонятно, правда, куда. Так бы и сделали, да отмолил директор театра Дучман - низкий ему за это поклон». 

В 1946—1951 годах выступал на сцене Норильского Заполярного театра драмы, в котором служили преимущественно заключённые Норильлага, в их числе Георгий Жжёнов; именно здесь, в Норильске, в разгар «борьбы с космополитизмом» ему пришлось изменить фамилию – изначально, ему предложили взять псевдоним Славянин, но он отказался, предложив труппе и администрации театра изменить его фамилию на свой лад – вот так и появился на белый свет актер Смоктуновский.

Начальный этап актерской карьеры был только разгоном перед «большой игрой». После Норильска перед его глазами пронеслись и Махачкала и Волгоград, и Москва. В Москве Смоктуновского никто не ждал…Он долгое время скитался без особых надежд на движение вперед и судьба щедро наградила его за все пережитые испытания: именно в Москве он, переживший предательство в первом браке находит свою судьбу – Шламиту Кушнир – художницу по костюмам. В счастливом браке у них родились несколько детей: две дочери и сын.

Начинается большая актерская карьера и всесоюзная слава. Образы, созданные актёром на сцене — князь Мышкин в Большом драматическом театре, царь Фёдор Иоаннович в Малом, чеховский Иванов и Порфирий Головлёв во МХАТе — вошли в «золотой фонд» русского театрального искусства. Свой успех Иннокентий Михайлович объяснял просто: «…после войны, после разрухи и холода, людей очень интересовал быт, а я в конце 50-х пришел и сказал: «Дух!» — И они откликнулись». «Откровенность – это сильнейшее оружие. Оружие больших художников...»

Его называли первым интеллектуальным актёром советского кинематографа; лучшие свои роли он сыграл в фильмах «Солдаты», «Девять дней одного года», «Гамлет», «Чайковский», «Дамский портной» и в лирической комедии Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля».

   

Участник Великой Отечественной войны. Герой Социалистического Труда (1990). Народный артист СССР (1974). Лауреат Ленинской премии (1965) и Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых (1971). Кавалер трёх орденов Ленина (1975, 1985, 1990). Иннокентий Михайлович Смоктуновский скончался в возрасте 69 лет после очередного инфаркта в подмосковном санатории имени Герцена. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Одна из малых планет под номером 4926 зарегистрирована в международном каталоге под именем Smoktunovsky.

Copyright © 2015-2016 Музей художника Бориса Ряузова
Разработка сайта: Максим Анатольевич

Яндекс.Метрика